Спокойствие стоит денег

Проще ли отказаться от своего мнения под давлением общественности? Многие скажут “Нет, ни в коем случае”, особенно если ты отстаиваешь какие-то там идеалы. Мол, если ты сдался, то ты – тряпка и у тебя нет силы воли. А что если можно просто отмахнуться от всего этого, заплатить сколько-то и забыть об этом, записав очередную строку в длинный список ежемесячных расходов. Что, если твое решение потенциально избавит от головной боли четырех человек, еще одному человеку предмету мебели сделает ровным счетом ничего (ведь деревянные вещи не умеют чувствовать), а еще одному человеку потенциально станет лучше (но это не точно)?

Стоит усредненное спокойствие группы людей отказа от своих мнений?

С другой стороны, если начать себя успокаивать и всячески жалеть свою ничтожность, все-таки это власть. Твое одно решение повлияло на множество людей, твои средства заставили их думать по-другому, а ты лично избавился от давления и геморроя, который тебе в этом мире ну совсем не нужен – ведь он мешает двигаться к совершенно другой мечте.

Двоякое чувство, но в нем точно есть спокойствие и умиротворенность

“Мой самый любимый дядя…

С самыми любимыми очками” – именно так прощался со мной Вован, хватаясь за мою ногу и стоя на коленях.

Правда я не дядя, я – папа, и плоды дегенеративно-асоциального воспитания, получаемого от предметов мебели, уже, к сожалению, дают всходы.

Сначала я бы “он мой папа”, потом я был просто “Л**а”, а теперь я, видимо, “дядя”. Вполне вероятно, что именно так, ибо когда Вован предложил табуретке подождать, пока мы с ним сходим в магазин (ибо табуретка не хотела категорически забирать ту, что есть дома) за ватрушкой (на которой дети обычно катаются зимой), по её вылупленным глазам и фразе “куда это ты собрался с незнакомыми (!) людьми” можно было явно судить о той дезинформации, которая доходит до нашего моего сына.

Да и вообще, каким человеком надо быть, чтобы выйти гулять с ребёнком на озеро, на котором катаются дети, без ледянки, без санок , даже без многострадальной ватрушки. Которая, кстати, судя по ее виду (мы с Вованом таки заставили табуретку вытащить ее с балкона), не расчехлялась уже года два.

… помимо этого, противодействуя забиранию этой ватрушки из Квартиры с привлечением соседки и попыткой вызова полиции…

зато потом все прошло хорошо, Вован нагулялся, наелся снега с перчаток (хотя я это запрещал), увидел вместе со мной рыб подо льдом, а потом вот так вот попрощался, со своим “дядей”.

Деревья верят в бога. И хорошо горят. В аду.

Вы расстаётесь навсегда

Вы расстаётесь навсегда
Порою ссоритесь со скуки.
Не знаете кто и когда
Зачем назвал кого-то сукой.
Посуду били, щеки тоже,
Ходили к психу. Все напрасно.
Вы расстаётесь навсегда,
И это всем кристально ясно.

Один момент

Мда. Чего-то совсем нет времени писать сюда, да и желание не особо есть тоже. Вот идешь такой, думаешь, сейчас бы написать в блог про что-то, но это надо сесть, открыть ноутбук, сформировать как-то свои мысли в кучку и попытаться уместить эту кучку в вполне себе оформленный пост.

Но почему-то нет времени, почему-то лень или я даже не знаю как это назвать, в связи с этим тут почему-то стало совсем грустно.

Кто эти актеры?

Перебор

Е Ам
Снова метель за окном, не видно не зги.
Люди в метро по кольцу нарезают круги.
С Ам
А я дома остался, и мне хорошо.
На давно известные сайты я вскоре зашел.

[chorus x2]
F Fm
Кто эти актеры неизвестных картин?
C
Мы помним женщин.
Ам
Но не помним мужчин.

F Dm
Я в общем-то драмы не очень люблю.
E Am
Но иногда даже я все это посмотрю.
C Ам
Так редко тут встретишь интересный сюжет,
Обычно все быстро, сценария нет.

[chorus x2]

Я Оскар бы дал за эту всю чушь.
Минут двадцать буквально и я следую в душ.
И память сотрется, я забуду о том,
Завершилась ли сага счастливым концом.

[chorus x2]

People are stupid

На мотив People Are Strange:

People are stupid
You can not change this
Even if you are hand of a god.

They’re posting pictures
In social networks,
And always missing commas or dots.

Nothing changes
Everything is the same
Nothing changes
No one remembers your name
Nothing changes
Nothing changes
Nothing changes

You will never die

She does not call at all.
You have lost your phone,
And it hurts so much.
You think it’s all gone.

Time to flip the switch .
Turn these lights to blue.
Find vein and look
What it’s gonna do.

[chorus]
You have lost all hope.
Tried to kill yourself.
Jumped without rope.
Knocked doors to hell.
But you’ve still alive.
Time to start to cry.
And you realize
You will never die.

You will never die.

Morning opens doors.
Sun is shining through.
Right upon you.
What you gonna do?

You will rise your hand,
Looking for a help.
But nobody comes,
And you think it’s end.

[chorus]

The nastiest taxi
You have ever seen.
Almost useless talk –
What do feelings mean.

You will close your eyes.
Dreams come alive.
Dreams where you are
Trying hard to die.

[chorus]

Про отпуск и отдых

Знаете кто такие долболоси? Это обычные лоси, только долбоящеры. Они выходят ночью на дорогу, а ты летишь на них такой 160км/ч, потом тормозишь с визгом колес, ABS, все такое, лоси пытаются идти назад, но у них не получается и один из них делает “кошечку”, однако все проходит гладко, адреналин восстановлен, спать больше не хочется.

Все-таки приятно, когда функция безопасности в твоей машине становится востребованной, ведь многие говорят, что нафиг не нужно все это, ибо в 100500 раз оно не потребуется…. а вот в один раз сработает и спасет жизнь нам лосям.

Впрочем, это был почти что конец евротура, а до этого мы успешно дали взятку в 1500 рублей на белорусской границе за провоз дико контрабандных калининградских яблок. Забавно, ты такой въезжаешь в СНГ и вот – самая крутая черта наших стран, а именно возможность со всеми всегда договориться и необходимость делиться – встречает тебя во всей своей красе. А еще я штрафов за превышение скорости в белоруссии заплатил на 9600 рублей (русских), так что любишь быстро ездить – люби прикидывать бюджет.

Вообще на самом деле не понимаю, зачем на довольно таки хороших “автобанах” белоруссии ограничивать скорость – это тупо. Вон, в Германии, летишь себе 220, а тебя еще и обгоняют.

Собственно до медленных автобанов Белоруссии были Карловы Вары, там все тухло, ибо сезон завершен.

До них был Мюнхен – вот там было круто! Котоберфест, качественное пиво, приветливый город, быстрый S bahn, Apple Store, интересная экскурсия (в которой упоминался даже тот чувак с челкой и усами!) – в общем самый лайк.

А до этого был Риччоне (который рядом с Римини), а там было теплое море, Сан Марино, дичайший пляж, до которого можно добраться только по горе как козел за 2 часа (и обратно еще 2 часа), за то он пустой (почти, кроме одного человека), и крутой. И там можно купаться, даже в небольшой шторм. Короче, надо съездить снова.

А еда, котятки, еда! Там просто нет плохой еды. Поэтому, я, видимо, немного потолстел.

Кстати до Риччоне была Венеция. Большой старый город, по которому надо только ходить. К сожалению, всю обойти не успели и устали, придется опять туда ехать.

Вена. В Вене помимо крутых ребрышек открылись дичайше вкусные венские сосиски-фастфуд, ради которых стоит приехать снова (и ради чумной колонны тоже).

Ну а Варшава – Варшава приятно, но так себе. Все остальное больше привлекательно. Милый старый город, но маленький.

У родственников в Белоруссии, Калининграде и Смоленске тоже все хорошо, все живы и здоровы.

И все это – 23 дня отдыха, счастья и вообще, зачем мы вернулись?

Роса и ветер

Нас расстреляют на рассвете.
Быть может, что нибудь найдут.
Среди моральных прерий ветер,
Если ты вдруг не заметил,
Будет дуть то там, то тут.

Все это было для отчизны.
Мы все старались как могли.
Но мы отдали свои жизни,
Под слезы матерей капризных
Мы не восстанем из земли.

Мы светлой памятью клянёмся
Взорвать последние мосты,
Что даже если ты напьёшься,
Хоть ты и плачешь и смеёшься,
Все же забыл всех нас и ты.

Все это было не напрасно,
И мы стояли на своём.
Нас расстреляют на рассвете,
Но мы вдохнём росу и ветер
И новой жизнью заживем.

Пути к совершенству

Идешь ты такой по карьерной лестнице лестнице мечт, исполняешь их себе потихоньку. И вот, думаешь, вот я наконец-то исполнил свою последнюю мечту, а дальше, с самой высокой ступеньки, по идее должна быть пропасть, например, финансового благополучия или морального удовлетворения, когда можно сесть на кресло на пляже, взять коктейль и посмотреть на волны, послушать шум прибоя. Только вот этого как раз-таки и нет – с последней ступеньки не видна бездна, от слова “совсем” – там, дальше, новые ступеньки – новые мечты, и они опять же требуют кучи всего для того, чтобы переместить свою ногу выше, вместе со своим растущим пузом, и эта куча – вот он (привет!) – моральный и “карьерный” рост.

Я развиваюсь не по карьерной лестнице, доказывая своему работодателю то, что на меня можно положиться, я хороший сотрудник и достоин большего. Я сам ставлю себе цели, достигаю их, а потом ставлю новые. Это и есть развитие.

Еще я задаю себе вопрос – когда же таки это кончится, и за ступенькой таки окажется бездна? Лучше, чтобы бездной была смерть.